Энергетический потенциал Чукотки: возможности и перспективы

При любой попытке описать Чукотский автономный округ волей-неволей наиболее употребимым словом оказывается «самый». Самое короткое расстояние до границы США, менее 90 километров – от нашего самого восточного обитаемого села Уэлен. Самый северный морской порт и самый северный город – Певек. Единственная АЭС, стоящая на вечной мерзлоте – «Билибино». Единственная в мире плавучая атомная теплоэлектростанция – «Академик Ломоносов», при этом и ПАТЭС, и «Билибино» – единственные в России АЭС малой мощности. Если помнить о том, что Солнце встает на востоке, то именно на Чукотке, в бухте Провидения, начинается Северный морской путь – это его крайняя «точка».

Вот только после «святых 90-х», как называют 90-е годы прошлого веки люди без ума, чести и совести, Чукотка еще и самый малонаселенный регион России, поскольку население здесь по сравнению с советскими временами уменьшилось втрое. Плотность населения – 0,07 человека на квадратный километр или, если хотите, наоборот: на 1 постоянного жителя Чукотки приходится 14 квадратных километров ее территории. Чуть менее 50 тысяч человек на чуть более 720 тысяч квадратных километров, и даже грунтовые дороги за пределами населенных пунктов густотой не отличаются, приходится повсеместно пользоваться «зимниками». 568 км грунтовых дорог и 3 944 км зимников – вот, собственно и все описание наземной транспортной системы Чукотки. Время от времени вспыхивают разговоры о железнодорожном и даже мультимодальном тоннеле под Беринговым проливом, но недолго – вспышкой приходит озарение о том, что с нашей стороны – Чукотка, а со стороны – США, где с обживанием территории ситуация мало чем отлична, а потому тоннель будет окупаться едва ли не столетиями.

Чукотка – стратегический полуостров России

Два уже указанных момента убедительно доказывают стратегическое значение огромного полуострова для России – Чукотка является важнейшей частью СМП (напомню, что у полуострова даже «именное» море имеется) и нашим форпостом на границе со Штатами, который не устают доказывать, что считают нашу страну своим противником. Но даже в советские времена освоить территорию Чукотки удалось только частично – то, что тогда здесь жили 150 тысяч человек, достаточным считать не получается.

Слишком суров климат, слишком непрост рельеф, нет поблизости более развитых регионов, да и связь с Якутией, Магаданской областью и Камчаткой весьма условна. Недра Чукотки – это золото, серебро, медь, олово, ртуть, молибден, стратегически важные материалы для любого государства, пусть в России и сложилась удивительная ситуация, при которой добыча всего перечисленного перестало быть государственной монополией.

Есть на Чукотке и то, о чем чаще всего говорят многие СМИ – месторождения угля, нефти, природного газа. Но и тут этот необычный полуостров удивляет – угольные шахты работают на 20% своих потенциальных возможностей, добычу газа компания «Сибнефть-Чукотка» сдерживает на три четверти, нефть не добывается вовсе.

Причины очевидны: единственный на Чукотке газопровод, соединяющий Западно-Озерное месторождение (5 млрд кубометров) с Анадырем, не имеет никаких соединений с ЕСГ, Единой Системой Газоснабжения России. Лагунное и Телекайское нефтяные месторождения находятся в глубине полуострова, способов доставить «черное золото» до морского побережья просто нет, а строить НПЗ на месте при отсутствии спроса на нефтепродукты не имеет экономического смысла.

13 угленосных районов, но производственные мощности всего двух компаний, занятых добычей угля, используются едва ли не на 50%. Чукотке не хватает угля для отопления населенных пунктов – его частично приходится северным завозом доставлять из Якутии, поскольку дорожная сеть Чукотки – это, скорее, не сеть, а бессистемно разбросанные штрихи. Разумеется, никакой связи нет ни с ЕЭС (единой энергетической системы) России, ни с «Энергетическими системами Востока», имеется единственная ЛЭП, соединяющая Чукотку с Якутией. Нет ничего единого и на территории самой Чукотки: три отдельных энергетических узла – Анадырский, Чаун-Билибинский, Эгвекинотский, в составе которых работают достаточно мощные электростанции, 43 дизельных электростанции, 48 котельных и одна ветряная электростанция.

И все. Общая протяженность электросетей составляет всего 2 300 км. 270 суток и выше – так выглядит здесь отопительный сезон, при этом киловатт*час здесь стоит более 12 рублей (в среднем в два раза выше, чем в ЕЭС России), тариф на тепло – 5 000 рублей за гигакалорию при средней цене по России около 1 100 рублей. Стоимость тепла и электроэнергии от ДЭС еще выше, что неудивительно – зимним завозом на Чукотку доставляют почти 200 тысяч тонн дизельного топлива.

Если коротко: нет энергии, нет дорог, нет населения, зато есть огромный потенциал.

К примеру, средняя годовая скорость ветра на большей части территории Чукотки составляет 4-6 метров в секунду, а на юго-восточном побережье – 6-9 м/с, подсчитанный еще в прошлом веке ветровой энергоресурс Чукотского АО – 1,5 трлн кВт*часов. В середине 70-х Ленгидропроект тщательно оценил гидроресурс рек Чукотки и оценил гарантированную электрическую мощность потенциальных ГЭС на реках Амгуэма, Омолон, Таловка, Белая и Анадырь в 570 МВт – в три раза выше, суммарной мощности всех существующих на сегодня на Чукотке генерирующих источников. В восточной части Чукотки, в том числе и на побережье – десятки геотермальных источников, в том числе и с температурой, превышающей 75 градусов. Почему не используется ничего из перечисленного? Так ведь геологическая исследованность территории Чукотки не дотягивает до 25%, если не считать побережья и прилегающих районов Чаунской губы.

Освоение Чукотки – один подход за другим

И именно отсюда, с побережья Восточно-Сибирского моря, на Чукотку в советские времена стала заглядывать технологическая цивилизация, отсюда на Чукотку стала приходить и «большая энергетика».

И, прежде чем переходить к атомной энергетике Чукотки, будет полезно вспомнить и про энергетику полуострова более традиционную – энергосистема, созданная еще в советские времена, постепенно, исподволь, начала развиваться, модернизироваться. В дело пошел не только уголь, но уже и природный газ, снова строятся ветряные электростанции, частные компании замахиваются даже на солнечные. Маломощные ветряные электростанции на Чукотке стали появляться еще в 30-е годы – для обеспечения метеорологических станций, но теперь технологии стали совершенно иными, они дают куда большие возможности. Планы строить солнечные электростанции с первого взгляда кажутся совершенно абсурдными, но это не государственные инвестиции, это компании, старающиеся возродить здесь рыболовство и рыбопереработку высчитывают, как оптимально обеспечить электроэнергией свои причалы и заводы. Да, основой все равно останутся дизельные электростанции, но каждый киловатт*час, «украденный» у Солнца – возможность не везти бочку дизельного топлива, которые приходится доставлять либо с Приморского края, либо и вовсе по СМП.

Несмотря на все старания Советской власти, Чукотка так и остается нетронутым цивилизацией краем – нет дорог, нет стационарных источников генерации энергии, не исследованы толком недра. Разрабатывать план ГОЭЛРО для территорий, на которых живут миллионы человек – это один вид инженерно-технологического искусства, а вот попытаться сделать то же самое для региона, где населения практически нет – совсем другой.

Когда-то Чукотку для России открывали отчаянные одиночки, рисковавшие идти в неисследованные дальние дали на деревянных судах и, по большому счету, все придется повторять, но уже на новом витке технологий. Но старт не будет с чистого листа – отдельные островки цивилизации здесь уже имеются, вот по ним и «пробежимся», припомнив, как люди, здесь живущие, научились обеспечивать себя тепловой и электрической энергией. И необходимая оговорка – по понятным причинам в данной статье не будет никакого обзора планов министерства обороны на полуострове.

Чаунская ТЭЦ – первенец большой энергетики Чукотки

Старейшая ТЭЦ Чукотки – Чаунская, расположенная в городе Певеке, начала работу в далеком 1942-м как дизельная электростанция, затем к ней присоединялись новые дизельные установки, как советские, так и достававшиеся по лэндлизу и в качестве репараций. «Солянка» получилась просто удивительная.

К 1948 году общая установленная мощность выросла до 3,75 МВт, в 1949-м в состав станции вошли два паровых котла и два турбоагрегата мощностью по 1 МВт, и с этого момента электростанция выросла до уровня ТЭЦ. Современная электрическая мощность Чаунской ТЭЦ – 30 МВт, тепловая – 99 Гкал/час.

До прихода в порт ПАТЭС (плавучей атомной тепловой электростанции) «Академик Ломоносов» Чаунская ТЭЦ обеспечивала электроэнергией и сам Певек, и близлежащие прииски полезных ископаемых. Продолжает она работать и сейчас и, если внимательно изучить сайт компании РусГидро, которая отвечает за ее работу, дальнейшая судьба первенца чукотской энергетики пока еще полностью не определена.

21 января губернатор Чукотки Роман Колпин подписал соглашение с одной из ведущих горнодобывающих компаний России «Селигдар» о сотрудничестве при разработке одного из крупнейших в России месторождений олова на месторождении «Пыркакайские штковерки». В соответствии с документом правительство Чукотки берет на себя вопрос энергообеспечения, а это можно организовать только из Певека, расстояние от которого до месторождения 85 км. К 2026 году РусГидро намерено разработать проект либо серьезнейшей модернизации Чаунской ТЭЦ, либо проект строительства совершенно новой, а нам остается следить за развитием событий.

Энергетика столицы Чукотского АО

Дизельная электростанция в Анадыре появилась еще в 1931 году – для обеспечения местного рыбокомбината. Росли объемы рыбопереработки – наращивали и мощность ДЭС, но строительство ТЭЦ, обеспечивающей столицу Чукотки теплом, началось только в 1986 году. Здание Анадырской ТЭЦ, как и многое на Чукотке, уникально – она построена на вечномерзлых грунтах, ее фундамент уходит в глубину на 60 метров.

В апреле 2021 года оба блока Анадырской ТЭЦ усилиями РусГидро были переведены с угля на газ, что позволяет «Сибнефть-Чукотке» увеличить объемы добычи газа на Западно-Озерском месторождении. Да, что касается названия этой добывающей компании, то это уже не собственность бывшего губернатора – ею владеет и управляет правительство Чукотского АО. Но это еще и овеществленная память о почетном гражданине Чукотки – именно Аркадий Абрамович в свое время профинансировал обустройство месторождения, строительство газопровода и строительство Анадырской газомоторной ТЭЦ, обеспечивающей теплом и электричеством аэропорт Анадырь. На сайте правительства Чукотского АО никаких деталей найти не удается, имеется только короткая запись: «Сибнефть-Чукотка» и Анадырская ГМ ТЭЦ переданы в собственность правительства автономного округа».

Аэропорт Анадыря расположен от столицы округа на противоположном берегу бухты, и сообщение с ним, опять же, по-чукотски уникальное. Пока бухта чиста ото льда, из города в аэропорт ходит теплоход и частные катера, зимой по льду – маршрутные и частные такси, а в мае, октябре и ноябре горожане добираются в свой аэропорт при помощи вертолета.

Для «Чукотэнерго» (дочерней компании РусГидро) Анадырь постепенно превращается во все более серьезный энергоузел: мощность Анадырской ТЭЦ после ее перевода на газ выросла до 56 МВт, мощность Анадырской ГМ ТЭЦ, которую правительство Чукотского АО передало в аренду государственной энергетической компании – 29 МВт. Для Чукотки это действительно много, но нельзя исключать, что постепенно энергии будет требоваться больше – несмотря на миграционный отток, рождаемость в Анадыре превышает смертность, в окрестностях города продолжается добыча золота и угля, стабильно растет рыбопереработка. С 2002 года в поселке Угольные Копи, неподалеку от аэропорта Анадыря, начала работу Чукотская ВЭС № 1 мощностью 2,5 МВт, на сегодня являющаяся собственностью частной компании «СтройИнвест-Энергия» – первенец ветровой энергетики полуострова, работает в составе Анадырского энергоузла. Частными инвесторами строятся и новые ВЭС малой мощности в селе Усть-Белая и в поселке Беринговский, а в селах Канчалан, Снежное и Марково – еще и СЭС.

Эгвекинот – третий энергоузел Чукотки

Единственная крупная угольная ГРЭС Чукотки – Эгвекинотская, начавшая свою работу в 1952 году для обеспечения энергией не только поселка Эгвекинот, но и одноименного порта, который и сейчас имеет федеральное значение. Установленная мощность на сегодняшний день составляет 34 МВт, для обеспечения поселка теплом вырабатывается и тепловая энергия – 92 Гкал/час. Из-за того, что происходило в 90-е, население Эгвекинота стало стремительно уменьшаться, поэтому даже имелись планы по закрытию ГРЭС за счет строительства ЛЭП до Анадырского энергоузла. Однако сейчас эти планы уже в прошлом – компания Highland Gold планирует наращивать объемы добычи и переработки руды на руднике Валунистом и на месторождениях Горный и Жильный, расположенных в 250 км от Эгвекинота, становясь якорным потребителем для Эгвекинотской ГРЭС. Рост потребления электроэнергии в поселке Эгвекиноте и в Иультинском районе, столицей которого он является – это шанс нарастить добычу угля для шахты «Угольная», то есть получить новые рабочие места.

Проект «Северное сияние»

Прежде, чем переходить к описанию того, как выглядит атомная энергетика Чукотки – а Чукотка является единственным регионом России, где у Росэнергоатома сразу два объекта, стоит вспомнить про еще одно удивительное направление в советской энергетике. В те годы, когда в Билибино еще только начали строить АЭС, энергетики уже заканчивали строительство ЛЭП Билибино – Черский.

Да, за последние пару лет первое, что приходит в голову, когда мы слышим или читаем название «Академик Черский» – строительство Северного потока-2 и соответствующий поток скандалов, сплетен и интриг вокруг него. Но на могиле выдающегося ученого, скончавшегося от туберкулеза в 1892 году стоит обелиск вот с такими словами: «Выдающемуся исследователю Сибири, Колымы, Индигирки и Яны, геологу, географу Ивану Дементьевиу Черскому от благодарных потомков». Вот только благодарным потомкам даже добраться до этого обелиска не так просто – ученый похоронен в устье реки Колымы, в урочище Омолон, в Якутии. Именем академика и был в 1963 году назван поселок городского типа неподалеку от Якутска, в 1 920 километрах от него, то есть на границе с Чукоткой. В советское время здесь, в 130 км от устья Колымы, рядом с Черским, был построен порт Зеленый мыс – через него шел северный завоз для Чукотки, отсюда вывозилась продукция «Севервостокзолота», грузооборот достигал полумиллиона тонн.

У пирса Зеленого мыса в 1970 году и была ошвартована первая в СССР плавучая генераторная электростанция (ПЛЭС) «Северное сияние» мощностью 24 МВт. Длина несамоходного судна составляла 75 метров, ширина 17 метров, а осадка всего 1,75 метра – ее проектировали специально для некрупных рек Арктики.

Логика появления этого проекта совершенно очевидна: Северу требовалась электроэнергия, строительство стационарных электростанций в удаленных от цивилизации, от дорог, от обжитых мест – дорого, сложно и долго. Проект был разработан и реализован на Тюменском судостроительном заводе, оборудование использовалось исключительно советское – как теперь принято говорить, локализация составляла 100%. Две газовые турбины по 12 МВт мощности, вспомогательные дизель-генераторы по 300 МВт, утилизационные котлы для того, чтобы обеспечивать потребителей еще и отоплением. 17 человек «экипаж», для которого были предусмотрены жилые каюты на борту, бортовые емкости для дизельного топлива, которые гарантировал двое суток работы, система отопления бортов для предотвращения вмерзания корпуса судна в лед.

Для конца 60-х начала 70-х годов прошлого века проект «Северное сияние» был действительно прорывным. Да, для бесперебойной работы требовалось поступление топлива (дизельное или топочный мазут) из береговых хранилищ, то есть самого северного завоза избежать не удавалось, но строительство электростанций в заводских условиях «под ключ» – это быстро, в разы дешевле любых стационарных вариантов и с хорошим запасом по электрической мощности, да еще и с возможностью теплоснабжения. Тюменские корабелы и энергетики гарантировали 20-30 лет работы, и это полностью соответствовало практике. Пять из шести построенных ПЛЭС отработали в Зеленом мысу, во Владивостоке и в Надыме по 25 лет, а «Северное сияние» № 3 обеспечивало работу Жатайской судоверфи в Якутии с 1973 по 2015 годы – более 40 лет. Но «Северное сияние» № 6, построенное в 1983 году, оказалось последним в своем классе – больше в Тюмени ничего подобного не строили.

Увидит ли Чукотка свое «Северное сияние»?

Напоминание о проекте «Северное сияние» разумеется, не случайно. 24 МВт – этого вполне достаточно для наших северных, арктических поселков и портов, при этом речь идет о турбинах, которые в СССР производились в 60-е годы прошлого века, более полувека тому назад. С 2017 года работает «Ямал-СПГ» – здесь же, в Арктике. Наши металлурги уверенно освоили производство сплава аналой – того самого, из которого строят самые современные криогенные емкости Mark-III, судостроительный комплекс «Звезда» в 2019 получил сертификат на их производство, объединение «Свеза» получило сертификат на производство фанеры класса «Sveza Mark III».

С технологической, с ресурсной стороны Россия полностью готова к тому, чтобы вернуться к освоению своей Арктической зоны, к которой отнесена и вся территория Чукотки. Да, плавучие АЭС Росатома – это действительно передний край науки и техники, но у них имеется «родимое пятно»: вес реакторной установки РИТМ-200 в полной комплектации составляет почти 1 000 тонн, то есть осадка будет превышать глубины небольших северных рек.

Да, 6 мая 2021 года поступила интереснейшая новость из Китая: на верфи Damen Yichang завершили строительство баржи для нужд строящегося в городе Свободном Амурской области газохимического комбината. 112 метров в длину, 26 метров в ширину и 3.8 метра в вышину при полной грузоподъемности в 5 700 тонн и гарантированной осадке при этом в 1,0 метра. Баржа требуется для того, чтобы доставлять на Амурский ГХК, к примеру, колонны пиролиза весом в 1 500 тонн каждая, но это, во-первых, совершенно индивидуальный заказ, во-вторых – это китайские судостроители, которые трудились по заказу китайского совладельца Амурского ГХК. Одним словом, очень хочется надеяться, что в РусГидро, которое отвечает за энергетику всего ДФО, вспомнят о проекте «Северное сияние» и о тех возможностях, которые имеются у «Ямал-СПГ и у судостроителей «Звезды».

Что касается «Северного сияния-1», то эта ПЛЭС помогла при строительстве Билибинской АЭС, а в настоящее время ЛЭП Билибино – Черский работает в обратном направлении – чукотская атомная энергия обеспечивает якутский поселок и порт. Остается напомнить, что первый энергоблок Билибинской АЭС полностью остановлен в 2019 году, к 2027 году будут выведены из эксплуатации и оставшиеся три энергоблока.

РусГидро уже приступило к планированию новой Билибинской ТЭК, но такая же проблема возникнет и для поселка Черский и порта Зеленый мыс. Северное сияние без всяких кавычек для тех мест – явление привычное, но хочется верить и в то, что «Северное сияние» в кавычках вернется в нашу Арктику всерьез и надолго.

Советский Союз осваивал наши северА на том уровне технологий, которые имелись в те времена, но прошло полвека, мы, кто бы и что ни говорил, смогли продвинуться во многих отраслях куда как дальше. На Чукотке есть нефть, которую не добывают из-за отсутствия спроса и есть множество месторождений крайне востребованных металлов, которые не разрабатываются из-за отсутствия энергообеспеченности. Может быть, приходит время, когда мы сможем совместить все наши возможности для развития самых отдаленных регионов?..

Оригинал статьи:

https://jpgazeta.ru/energeticheskij-potenczial-chukotki-vozmozhnosti-i-perspektivy/
Борис Марцинкевич
Оцените автора
Добавить комментарий

  1. Яна

    Здравия! Вам что-нибудь известно о гениальной разработке в сфере транспортных систем советского инженера Юницкого? С этим транспортом не будет никаких проблем с перевозками.
    Демонстрационные участки построены в Беларуси и в ОАЭ, Шардж. России, как обычно, эти технологии не нужны…

    Ответить